Библиотека астрологической литературы ›› Франц Кюмон. Мистерии Митры

Франц Кюмон. Мистерии Митры

Страницы из книги “Митра – владыка рассвета”. Книгу “Митра – владыка рассвета” Вы можете купить в нашем интернет-магазине.

Митра - владыка рассвета

Предисловие к первому французскому изданию

Настоящая книга не претендует на то, чтобы дать четкую картину заката язычества. В ней также не встретишь общих рассуждений о причинах, объясняющих успех восточных культов в Италии. Мы не ставим цели показать, как их учения, являющиеся гораздо более эффективным ферментом разрушения, чем теории философов, способствовали распаду национальных религиозных основ, на которых зиждилась Римская империя и вся античная жизнь, и как разрушение здания, стены которого они расшатали, было потом доведено до конца христианством. Мы не будем прослеживать здесь различные фазы борьбы между идолопоклонством и крепнущей Церковью. Эта обширная тема, которую мы рассчитываем отдельно рассмотреть в будущем, не является предметом данной монографии. Она затрагивает лишь один эпизод той решающей революции, призвана с максимально возможной точностью показать, как и почему разновидность маздаизма едва не стала господствующей религией Римской империи.

Эллинская культура не смогла пустить у персов свои корни. Римлянам также не удалось подчинить себе парфян. Важным фактом представляется то, что иранский и греко-римский миры, разделенные инстинктивной антипатией и заклятой враждой, не были подвержены взаимной ассимиляции, что сказалось на всей истории Передней Азии.

Однако религия магов, представляющая собой совершенное творение иранского гения, трижды воздействовала на культуру Запада. Сначала парсизм оказал заметное влияние на возникновение иудейства; некоторые из его основных учений благодаря еврейским колониям распространились в бассейне Средиземного моря и были позже взяты на вооружение католическими ортодоксами.

Более непосредственное влияние маздаизм оказал на европейский мир идей, когда Рим завоевал восточную часть Малой Азии. С незапамятных времен там в тиши уединения обосновались колонии магов, эмигрировавших из Вавилона. Соединив свои религиозные представления с эллинскими идеями, они со временем создали довольно оригинальный культ. В начале нашей эры он внезапно возник из мрака, распространился в долинах Дуная и Рейна, достиг сердца Италии. Народы Запада глубоко осознали, что маздаизм превзошел все их древние национальные религии, и устремились к алтарям чужого бога. Однако продвижение “завоевателя” приостановилось, когда его пути пересеклись с христианством. С удивлением оба противника констатировали, что они во многом похожи, не давая себе отчета о причинах этого явления. Конфликт между ними был неизбежен и перерос в непримиримую борьбу, цена которой – мировое господство. Никто не поведал нам о переменчивом характере этого единоборства, и только наша фантазия рисует в воображении отдельные акты драмы, что разыгралась в душах целых народов, когда они метались между Ормуздом и Троицей. Нам известен лишь результат этой борьбы: митраизм был побежден, иначе и быть не могло. Однако его поражение не объясняется исключительно превосходством евангельской морали или апостольской проповеди над учением мистерий. Он рухнул не только потому, что его раздавил унаследованный груз прошлого, но и потому, что его литургия и теология по своей сути были слишком азиатскими, чего римский дух не мог принять без внутреннего сопротивления. И наоборот, та же самая борьба, разгоревшаяся в то же время между обоими соперниками в Иране, не сулила христианам успеха. В государстве Сасанидов зороастризм никогда не подвергался серьезным сомнениям.

Однако поражение Митры не означало, что его власть кончилась. Он подготовил умы к восприятию новой веры, которая, как и он сам, пришла с берегов Евфрата и способствовала возникновению новой вражды. Манихейство стало наследником митраизма и продолжило его дело. Это был последний штурм Запада, предпринятый персами. Он оказался более кровавым, чем все другие, но и ему не удалось преодолеть сопротивление христианской империи.

Я надеюсь, что данная работа поможет осознать всю важность истории митраизма. Будучи ответвлением маздаизма, он во многом сохранил своеобразие этой архаичной древнеиранской религии и позволяет нам лучше понять спорное значение авестийской реформации. Он формально воздействовал на некоторые учения Церкви, если не инспирировал их (например, представления о силах ада и конце света). Его восход и закат позволяют высветить историю возникновения двух крупнейших религий. Во время своего расцвета митраизм оказывал заметное влияние на римское общество и римское правление. Похоже, Европе никогда, даже в эпоху магометанских нашествий, не грозила такая опасность стать азиатской, как в третьем столетии нашей эры. И было время, когда империя могла превратиться в халифат. Часто указывают на сходство между дворами Диоклетиана и Хосрова. Культ солнца и особенно теории маздаизма способствовали популяризации идей, которыми обожествленные властелины пытались обосновать монархический абсолютизм. Быстрое распространение персидских мистерий во всех слоях населения достойным восхищения образом служило политическому тщеславию императоров. Хлынул целый поток иранских и семитских мыслей и идей, который поглотил почти все, что греческий или римский ум создал в процессе тяжкой работы. Когда наводнение наконец кончилось, в сознании народа остался сильный осадок восточных представлений и полностью уже никогда не исчезал.

Считаю, что вышесказанного достаточно, чтобы показать, что предмет, который я попытался рассмотреть, заслуживает более глубокого исследования. И хотя эта работа во всех отношениях увела меня далеко за первоначально намеченные горизонты, я не жалею о годах труда и связанных с ним поездках. Довольно скоро выяснилось, что задача, которую мне предстояло решить, была очень сложной. Мы, с одной стороны, не знаем, в какой степени “Авеста” и другие священные книги персов соответствовали представлениям западных маздаистов. С другой стороны, мы можем располагать лишь этим комментарием, когда речь заходит о толковании собранных со временем скульптурных памятников. Надежным “путеводителем” всегда являются сохранившиеся надписи, но их содержание представляется довольно скудным. Мы находимся приблизительно в положении, аналогичном тому, когда необходимо написать историю средневековой Церкви, имея в распоряжении одну только Библию и развалины романских и готических порталов. Вследствие этого толкование митраистских изображений зачастую может достигать лишь большей или меньшей степени вероятности. Я отнюдь не считаю, что добился точной расшифровки этих “иероглифов” и лишь хочу придать моим рассуждениям ценность аргументов, на которые они опираются. Надеюсь, что в основном я объяснил значение священных изображений, украшавших крипты Митры. Детали их символики, однако, трудно поддаются толкованию.

В этой небольшой книге приведены выводы, которые завершают первый том моей книги “Textes et monuments figurs relatifs aux mysteres de Mithra”. Эти страницы ограничиваются кратким изложением того, что мы знаем об истоках и сущности митраистской религии. Этого достаточно для читателя, желающего ориентироваться в теме. Неясности и пробелы в дошедших до нас свидетельствах не позволяют нам в одинаковой степени высветить все ее стороны.

Во время долгой подготовки настоящей книги я воспользовался узами солидарности, соединяющими во всем мире людей науки. Редко случалось, что я получал отказ. Верные друзья, некоторые из которых уже покинули нас, были настолько любезны, что зачастую предупреждали мои желания, высказать которые я сам не решался. В тексте основного произведения я воздал должное каждому из них. Не буду перечислять имена всех моих сотрудников и говорить банальные комплименты. С чувством глубокой благодарности я вспоминаю о всех тех услугах, что они мне оказывали в течение более чем 10 лет. Добрым словом я вспоминаю всех, кто помог мне завершить эту работу.

1 декабря 1899 г.

Франц Кюмон